Помню, когда мне было лет 6, ездили мы всей семьей летом на базу отдыха, которая располагалась возле моря. Путевки выдавали моим родителям на работе, как военнослужащим. Это была такая себе «наша» база отдыха и приезжали «вояки» туда целыми семьями. Я даже сейчас помню все семьи по фамилиям, кое-где даже в памяти проскакивают лица детей и взрослых, которых я давно не видела, и увижу ли еще...

В здешнем кинотеатре показывали фильмы и мы все, как один, ходили смотреть их каждый вечер. Помню, собирались мы как-то на очередной просмотр фильма, но мама задержалась... Она разговаривала с какой-то субтильной блондинкой. Потом эта блондинка повернулась ко мне и спросила нарочно сюсюкая: «А можно тетя Лена пойдет с тобой в кино, Лисочка?». Никогда не любила, когда со мной разговаривают, как с идиоткой. Я поджала губы и сказала: «Можно». Тетя Лена громко рассмеялась, зачем-то потрепала меня по белобрысой макушке и схватила меня за ручку...

В тот день в кинотеатре показывали фильм про миллионера, который поспорил с кем-то, что сможет прожить без своих денег определенный период времени... Кажется, что там была неделя или две, не помню. Помню только, что к ноге его был прикреплен датчик, который фиксировал его местонахождение и не позволял проникнуть в какие-то определенные районы города (кажется туда, где были здания, принадлежащие этому чудаку), издавая истошный писк...

В упор не помню, как звали или хотя бы выглядели актеры, которые играли в этом фильме. Помню только общие пятна-сцены, к примеру, про то, как главный герой ночевал в картонной коробке с дамочкой, которая ему встретилась на улице (просто бездомная). Она еще демонстративно показала ему огромный нож, мол, если он ее «хоть пальцем», она сможет за себя постоять. Правда утром они проснулись в обнимку. :)

Я прекрасно понимаю, что если я сейчас, спустя столько лет, рискну посмотреть это кино, оно покажется мне абсолютно не захватывающим и даже несколько простоватым. Но я хочу. И не помню.
«...они лежали на персидских коврах.
К их голым спинам липли окурки...»

Эта книга - одна сплошная цитата. Эх, Александр Покровский, я ответственно заявляю, что у Вас самое потрясающее чувство юмора, которое когда-либо я встречала.

Честное, мамбическое.

Первая волна сбивает тебя с ног,
И ты катишься, катишься, катишься,
Но не захлебываешься -
Даже если стараешься захлебнуться...
Вторая волна подстерегает тебя,
Когда пытаешься подняться на четвереньки,
И во рту становится солоно,
Но ты еще жив - даже если уже готов умереть...
Третья волна накрывает тебя с головой,
И ты думаешь: это и есть конец,
Потому что это на самом деле - конец...
А четвертая волна уносит тебя в открытое море,
И ты вспоминаешь, что всегда был рыбой.

04:30

Sep. 6th, 2010 06:20 am



И пока твой ангел с тобой, Пой. ©

 Просыпаешься по чужому будильнику в 04:00...Еще лежишь в одеяле с закрытыми глазами и слушаешь как по квартире происходит циркуляция человека. Встаешь спустя пять минут. И идешь в комнату из которой он уже спешно убегает, и выключая свет оставляет тебя сидеть в темноте. Понимаешь, что надо подстроится под этот ритм открывания и закрывания шкафчиков и быстрой беготни, идешь на кухню. Там он уже ест борщ. Смотришь на его раскрытый кошелек и видишь, что там твоя фотография 6летней давности. И ты уже совсем не такая. Говоришь, что надо обновить. Надо что-то посвежее презентовать. Он же обжигая язык говорит, что ему эта нравится. Пожимаешь плечами, укутываешься сильнее в одеяло. Порог. Дверь. Сумка. Губы. До скорого.

Я: "Передавай ей привет от меня..."
Он: "Кому? (Легкое замешательство. Брови)
Я: "Ну, ей...Одессе." (Wink)

04:30
По названию высшего учебного заведения, где я имею неосторожность доучиваться учиться, да и по автобиографии тоже можно безапелляционно заявить, что об армии и военщине как таковой я наслышана сполна. Да, что там наслышана, вкусила в полной мере…Поэтому в речи часто проскакивает: «так точно», «солдат ребенка не обидит», «три наряда вне очереди» etc. Лет 7 назад мои родители помню очень громко как-то ночью смеялись, да так, что разбудили меня, в итоге методом выброса десанта в дверной проём (брат был растолкан, разбужен и направлен в разведку) было установлено, что они видите ли читают…На сцену выползла и я. От нас отмахнулись и отправили в ссылку – спать, но память об этой чудо-смешной книжке жила со мной годика 4 точно. И естественно, я, как дочь прапорщика, успела запомнить и записать на корочку название книги…Да и название броское: «Расстрелять!...». В итоге я нашла ее, напечатанную на обычных листах формата А4 где-то на дальних полках шкафа…Это было нечто, так остроумно про войска, как мне тогда показалось, никто не выражался. Да, без мата не обошлось, но и армии-то по сути без мата нет. Причем в контексте произведения он весьма гармоничен. К тому же в этом сборнике коротких рассказов упор-таки делается на флот, что лишний раз заставляет трепетать мое юное сердце. Оговорюсь – книга не для всех, ведь, кто в армии служил – то в цирке был два года. Это цирк.
 

А теперь цитаты из вышеупомянутой книги:

Что отличает военного от остальных двуногих? Многое отличает! Но, прежде всего, я думаю, — умение петь в любое время и в любом месте.

— Что вы видели на флоте?
— Грудь четвертого человека.
— И чем вы все время занимались?
— Устранял замечания.

Службу на флоте нельзя воспринимать всерьез, иначе спятишь. И начальника нельзя воспринимать всерьез. И орет он на тебя не потому, что орет, а потому что начальник — ему по штату положено.

Вот так всегда: только подумаешь о начальнике, а он тут как тут. Ну, теперь расслабьтесь. На лицо — страх и замученный взгляд девочки-полонянки.
— Идите сюда!.. Ближе!.. Нечего трястись! Вы — кто?! Я вас спрашиваю: вы — кто? Я вам что? Я вам кто?! Кто! Кто?!!

— Военнослужащий выбирает себе одно неприличное слово и постоянно с ним ходит.

— Когда же я переведусь отсюда, господи. Как я буду хохотать.

Когда он получил своего «кап-два», он шлялся по пирсу пьяненький и орал в три часа ночи, весь в розовом закате, нижним слоям атмосферы:
— Звезда! Нашла! Своего! Героя!

А что вы вообще можете, товарищ капитан третьего ранга, подводник флота Ее Величества России?.. Я могу все:
От тамады до дворника,
От лопаты до космоса,
От канавы до флота!
Могу — носить, возить, копать, выливать, вставлять!
Могу — протереть влажной ветошью!
Могу — еще раз!
А Родину защищать?
А это и есть — «Родину защищать». Родина начинается с половой тряпки... для подводника флота Ее Величества России... и химика, извините за выражение...

— Где ваш конспект?
— Сильные не конспектируют...

— Что такое флотский смех? Это когда по тебе промахнулись.

— Боже мой, сколько не сделано... сколько не сделано... а сколько еще предстоит не сделать...

— А американцы вообще говорят: «Войну им объявим, но не начнем. Они себя сами задолбают оргпериодами...»

— «Есть», «так точно», «никак нет» и «ура!» — четыре слова, отпущенных военнослужащему. Как из них сделать кандидатскую диссертацию? Не понимаю...

— Я сейчас соберу узкий круг ограниченных людей; опираясь на них, разберусь как следует и накажу кого попало.

— ...опять тянутся по построению. Что вы на меня смотрите? Ваши! Ваши тянутся!

— Там город, Саня, город! Театр! Кино! Там женщины, Саня... прямо на асфальте... Идешь... на асфальте — и женщина... идешь — еще одна...

— Не люблю ночевать с дурами. Никакого интеллектуального удовлетворения...

— Ох, и баба на днях попалась...
— Ви-тя (укоризненно)... Пехотный офицер образца 1913 урожайного года сообщил бы офицерскому собранию: «Элегия... эле-гия, а не женщина» или сказал бы: «Ее бедра метались, как пойманные форели», а Витенька, интеллект которого неизмеримо выше табурета, говорит «баба». И с этой женщиной он провел лучшие минуты сегодняшней ночи...
— Да пошел ты...

 
ЗЫ: Фильм 72 метра частично снят по сценарию, сколоченному из этих рассказов. 

 

И поныне, читатель, корабли редко заходят в Моонзунд; ищущим простора и глубины, им нечего делать на этих сумрачных плесах, которые сжаты дюнами осыпающихся в море призрачных островов.

Не знаю, как сейчас, а раньше еще можно было через толщу вод разглядеть смутные очертания кораблей, навеки опочивших в глубине. Смерть застала их здесь, и они доблестно погибли во славу Грядущего - ради нашего дня, читатель...


...Англия породила морское чудовище по имени "Дредноут" ("Ничего не боящийся"), и это имя сделалось нарицательным для большинства линейных кораблей, в генеральной мощи которых мир тогда еще не сомневался... 




Миноносцы! Кто полюбил их, тот очарован навсегда.
Большие скорости - оттого резкие и смелые люди.
Укрыться в бою им негде - здесь брони не водится.




Война на море ступила в новый период - законы человечности были отброшены, ничто уже не смущало души убийц в элегантных флотских мундирах. И только на востоке русский флот еще придерживался растерзанных правил кодекса гуманизма.
"Лузитания" лежала на грунте жестоким упреком живым.
Корабельные судьбы - иногда как людские.
Их можно изучать. Они достойны монографий.




Флотоводец — почти шахматист, но свою партию он разыгрывает не на доске, а на карте; и линкор зачастую — как ферзь, крейсер — как ладья, эсминец — как слон, а дальше спешат на погибель пешки — тральщики, посыльные, прочие суда на побегушках, с потерями которых мало считаются. Ночная рокировка сил была проведена, и к утру фигуры заняли свои места.


Линкор "Георгий Победоносец" Русской эскадры, внутренний рейд Бизерты, конец 1920-х годов


Эсминец "Сообразительный" в камуфляже


ЗЫ: бегут волны. Бегут они и бегут...
Рядом с людьми - рядом с кораблями.
Читатель! Они бегут рядом с нашей историей.

Дабл ЗЫ: Все цитаты взяты из романа-хроники "Моонзунд" Валентина Пикуля
Page generated Sep. 25th, 2017 06:11 am
Powered by Dreamwidth Studios